WolfbeRy
Ёж - птица гордая, пока не пнешь - не полетит (с)
Ну вот оно и закончилось. И это, наверное, стотыщный пост про ФБ в вашей ленте :lol:

Мои команды заняли 108 (the Walking Dead) и 140 место (Cassandra Clare), третья команда (Akunin) капельку не дошла до финиша, но оно и не удивительно - работало там полтора землекопа, а я был в числе тех, кто пришел, но нифига толком не принес (немного помощи в самом начале ни в счет).

Деанон the Walking Dead уже сделан, так что могу потащить свои работки и сюда :gigi: Для команды я наклепала баннеров с Дэрилом для бонуса, напейсал кровавый драббл POV от имени ходячего на 3-й лвл и миди на 2-й. Очень рада, что эти работы смогли принести команде дополнительные очки))) А вообще команда организовалась просто замечательная, за что ей лучи любви!!! Столько было угара в скайпе, столько "ааааа, дедлайн через пять минут!", столько "да больши ни слова написать не смогу! и принес в итоге еще один миди...", потрясающие артеры, стальная выдержка тех, кто заменял в итоге пропавшего в начале пути кэпа ([believer] ты главное живой там? подай знак...), героические бартерщики. Люблю просто всех и каждого :heart:

Ну а под картинкой мои фики.

Название: Вкус новой жизни
Бета: fandom The Walking Dead 2013
Размер: драббл, 645 слов
Пейринг/Персонажи: ходячий мертвец, упоминание Лори, Карла, Мэгги и Рика
Категория: джен
Жанр: POV (ходячий мертвец)
Рейтинг: NC-17 !kink
Канон: сериал (3 сезон)
Краткое содержание: он чувствует их запах и голод не даёт покоя...
Примечание/Предупреждения: каннибализм, АУ относительно деталей смерти Лори


Сладкий, пьянящий запах. Я чувствую его там, за железной дверью. Он манит, заставляя ноги двигаться вперед, наполняя рот горькой слюной. Желудок словно сводит судорогой и рука непроизвольно тянется к животу, нащупывая лишь зияющую пустоту вокруг обглоданного позвоночника. Точно, именно так я и стал одним из ходячих – они убили меня, перегрызли горло гнилыми зубами, сожрали плоть, оставив на костях две половины того, что когда-то было человеком.

Из-за двери доносятся приглушенные голоса, и ногти снова впиваются в металл, оставляя глубокие длинные борозды. Я должен найти вход, насытить свежим мясом голод, пожирающий меня изнутри. Раздаётся громкий долгий крик и я словно схожу с ума – через узкую щель под дверью просачивается новый запах – запах только что рожденного человека. Упоительно сладкий, окутанный ароматом крови, пульсирующий жизнью.

Слышатся быстрые шаги, запах младенца ощущается сильнее и я исхожу в стонах, предвкушая, как зубы вонзятся в эту нежную плоть, разрывая её на куски. Дверь внезапно распахивается, из дула пистолета вырываются несколько вспышек, откидывая меня назад – прямо на торчащий из стены вентиль. Стрелявший в меня маленький человек в большой шляпе убегает по коридору, увлекая за собой женщину, от свертка в руках которой так дивно пахнет... Нет-нет, вы не можете унести его, он мой! Устремляюсь вперед и раздается громкий хруст. Пол приближается с ужасающей скоростью и вот я уже лежу лицом вверх, наблюдая, как вся нижняя часть туловища болтается на том самом вентиле, между колец которого белеют остатки позвонков.

Неутоленный голод когтями впивается в каждую мертвую клетку моего тела. Я чувствую его на языке, глазах, исходящих в конвульсиях оторванных ногах. До кричащего где-то в темных коридорах свертка мне уже не добраться, но как же хочется есть… Из комнаты доносится едва различимый вздох и я чувствую слабый аромат чьей-то утекающей жизни. Одного этого запаха достаточно для того, чтобы руки устремились к нему, таща за собой остатки меня. Да, вот она, та, что дала жизнь моему несостоявшемуся ужину – я всё ещё чувствую его запах, исходящий изнутри её разрезанного живота. Женщина лежит на полу, посреди лужи собственной крови, неподвижная и такая… вкусная.

Я подползаю ближе. Тюремная сирена, привлекшая меня в это место, где прятались живые, внезапно замолкает и комната наполняется звуком моих хрипов и лязганьем зубов. Я запускаю пальцы в растерзанный живот и извлекаю матку, так сладко пахнущую маленьким человеком – она дымится в холодном воздухе, переливается в свете тусклой лампы аппетитным багрянцем. Впиваюсь в неё зубами, чувствуя, как тугие мышцы разрываются, наполняя рот кровью. Лежащее передо мной тело дергается и в полутьме я различаю слабый блеск смотрящих на меня глаз. Наверное, будь я живым, то смог бы распознать в этом взгляде и страх, и отвращение, и сожаление, но сейчас он говорит мне лишь о том, что человек еще дышит, а значит надо насытиться его плотью, пока он не стал одним из нас – безвкусным куском мертвечины. Голод с новой силой охватывает меня, и я набрасываюсь на нежную шею, под белой кожей которой всё ещё слабо пульсирует артерия. Кровь забрызгивает лицо, покрывая глаза алой пеленой и я вырываю из затихшего тела последние капли жизни.

Я съедаю её всю, не оставляя на костях ни одного куска мяса. Видимо, я был намного голоднее тех, кто когда-то убил меня, а может в моей прожорливости виноват отсутствующий желудок…

Влекомый доносящимся издалека запахом жизни, я выползаю в коридор, даже не замечая, как позади меня остается кровавый след из вываливающихся ошметков только что съеденной плоти.

Постепенно аромат ребенка исчезает и я останавливаюсь, не зная, куда ползти дальше. Приваливаюсь к стене, надеясь, что совсем скоро опять почувствую его и тогда уж… Сзади раздаются тяжелые шаги и передо мной возникает человек. От него пахнет кровью, потом и соленой водой, струящейся по щекам. А еще жизнью. Я бросаюсь к нему, но он лишь отпихивает меня ногой, а затем медленно поднимает пистолет – совсем такой, как у стрелявшего в меня маленького человека в большой шляпе.

На мгновение во рту ощущается вкус металла, а затем не остается ничего, кроме темноты и горького сожаления – я так и не успел насладиться вкусом новой жизни.


Название: Начало
Бета: fandom The Walking Dead 2013
Размер: миди (~4800 слов)
Пейринг/Персонажи: Рик Граймс, Гленн Ри, Дэрил и Мэрл Диксоны, Мишонн
Категория: джен
Жанр: общий
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Зомби-апокалипсис нагрянул нежданно, ворвавшись в жизни каждого из них по-своему. Несколько историй являются продолжением друг друга – в то время когда прерывается одна, начинается другая.
Примечание/Предупреждения: Ретеллинг вместо пролога. Возможен некоторый ООС.

Вместо пролога
Едва Рик попытался подняться с кровати, все вокруг словно поплыло, теряя очертания и резкость. Бок от малейшего движения отзывался болью, как если бы некто невидимый вонзал когти в едва зажившую рану. Рик помнил, как получил её. Перестрелка на шоссе, в которую они с напарником попали при задержании пытавшихся скрыться преступников, закончилась для него пулевым ранением. И, по всей видимости, больницей. Как его довезли сюда, вспомнить не удалось. Но то, что он находился сейчас в палате реанимационного отделения, не оставляло сомнений — желтоватые стены, маленький телевизор в углу и с десяток подключенных к телу датчиков говорили именно об этом.
Преодолевая боль, Рик дотянулся до кнопки вызова медсестры, однако за нажатием никакого сигнала не последовало. Он оглянулся вокруг, и по спине пробежал холодок. Было что-то ненормальное в оглушительной тишине коридора, в потухших мониторах аппаратуры, да и повязку на его ране, судя по запаху, не меняли уже несколько дней.
Рик подождал еще минут пять, надеясь, что в его палату заглянет хоть кто-нибудь и развеет сомнения. Но ничего подобного не произошло. Отсоединив бесполезные провода, он подошел к двери и потянул её на себя. Она поддалась, обнаружив за собой преграждавшие проход стулья и столы — словно кто-то пытался не допустить, чтобы к нему проникли извне. С трудом пробравшись сквозь завал, Рик направился в сторону регистратуры.
Нехорошее предчувствие, возникшее еще в палате, с каждым шагом всё крепло, перерастая в ужас. По всему полу вперемешку с разбитым стеклом валялись гильзы, а на изрешеченных пулями стенах виднелись кровавые подтеки. Перед входной дверью была воздвигнута баррикада из разбитой мебели, для надежности перетянутой пожарным шлангом.
Ускорив шаг настолько, насколько позволяла ноющая рана, Рик бросился искать телефон.
Но когда нашел его, услышал в трубке лишь всё ту же пугающую тишину.
Мысли в голове с бешеной скоростью сменялись одна другой, пытаясь найти хоть какое-то объяснение окружавшему его хаосу. Что могло произойти за то время, что он был в отключке? Коснулось ли это только больницы или всего города? И если так, то… Рик, невзирая на боль, пустился бежать – как же Карл и Лори?! Жена не оставила бы его здесь, будь с ними всё в порядке! Она наверняка уговорила бы Шейна — его напарника — вытащить его, если бы пришлось уходить из города. Только бы они были живы, только бы…
За дверью, мимо которой он пробегал, послышался какой-то звук, и Рик резко остановился.
Металлические створки, перетянутые толстой цепью качнулись под давлением того, что напирало изнутри. Звук, похожий на сдавленные голоса, усилился, стоило ему подойти поближе. Через приоткрывшуюся щель к Рику потянулось с десяток рук – грязных, с ободранными ногтями и запекшейся на пальцах кровью, с зияющими дырами там, где целыми шмотьями было выдрано мясо. Отшатнувшись, Рик бросился к пожарному выходу.
Плутая по заброшенным коридорам, он еще не осознавал, что ему предстоит. Не только отправиться на поиски своей семьи, но и научиться выживать в этом новом мире, который уничтожил миллионы людей и навсегда изменил судьбы тех нескольких тысяч, кому удалось избежать смерти.

Гленн Ри
— Гленн, где тебя чёрт возьми носит? Сейчас же тащи сюда свою задницу, иначе, клянусь, следующая пицца будет с начинкой из мелкого корейца! — Звонок оборвался и в трубке послышались беспокойные гудки.
— Да чтоб тебя… — Гленн тоскливо окинул взглядом забитую машинами дорогу и, признав, что по таким пробкам ни за что не успеет добраться на работу вовремя, начал продираться через толпу в проходе автобуса.
До пиццерии, где он работал, оставалось не менее трех кварталов. Стрелки на часах неумолимо бежали по кругу, грозя лишить его места развозчика пиццы, которое он с таким трудом нашел всего несколько месяцев назад. Гленн любил свою работу, несмотря на вспыльчивый характер шефа, а потому лишаться её никак не хотел. Соскочив со ступеньки автобуса, он вытащил торчавший из рюкзака скейтборд и прикинул кратчайший маршрут. Спустя минуту, Гленн уже мчался по тротуару, лавируя между прохожими и разгоняясь с каждой секундой всё быстрее.
В две минуты третьего дверь служебного входа пиццерии “У дядюшки Сэма” громко скрипнула, впуская запыхавшегося Гленна.
— Две пиццы с пепперони на угол третьей и десятой, одну с сыром, без анчоусов на двадцать четвертую и стандартный заказ на вторую. У тебя полчаса на всё. - Грузный седеющий мужчина сунул в руку Гленна листок бумаги с нацарапанными на ней адресами клиентов и, что-то недовольно буркнув, вернулся к разрывающемуся от звонков телефону.
— Я тоже рад тебя видеть, Боб, — улыбнувшись, Гленн быстро спрятал скейтборд в свой шкафчик и натянул фирменную куртку и бейсболку.
Когда он вошел на кухню, Терри подготавливал заказы, бормоча себе под нос что-то про анчоусы и идиотов, которым они не по вкусу. Гленн коротко поздоровался с пребывавшим явно ни в духе поваром и подхватил ожидавшие его девять коробок. Сняв с крючка одиноко висевшие ключи, он вышел на улицу, где его ждал новенький мопед.
Несколько минут спустя Гленн уже стоял у дверей комнаты номер тринадцать, расположенной в небольшом отеле. Это был первый адрес из списка на сегодня. А таймер на часах уже пискнул, напоминая, что осталось двадцать минут до того момента, как последний клиент откажется от оплаты за пиццу.
Прежде чем он успел сообщить о своём прибытии, изнутри послышались мужские голоса, становившиеся всё громче — жильцы явно о чём-то спорили. Решив переждать немного бурю — а Гленн знал, что в такой момент на чаевые можно не рассчитывать — он опустил руку, так и не постучав. Хотелось верить, что все закончится за те пару минут, которые у него еще были в запасе.
— Я тебе уже сто раз говорил, что не знаю как такое могло случиться! – Голос первого постояльца дрожал, срываясь на крик. — Всё было как обычно, мы заканчивали внедрение, но тут эта тварь очнулась и набросилась на Джери!
— Ты выпустил его из лаборатории, даже не проведя должного обследования!
— Он сказал, что всё в порядке! Мне, по-твоему, надо было заставить его раздеться и осмотреть лично?! Мы прошли стандартную санобработку, и он ушел домой в отличном настроении. Да и с чего мне было волноваться, мы же ни с вирусом Эбола работали!
— Эбола или нет, но именно из-за этого Джер сейчас в морге, — второй голос звучал уставшим.
— Мы этого не знаем наверняка! Его жена сказала, что у него была температура — может он подхватил воспаление легких или еще что?
— От воспаления легких не умирают за день. Молись, чтобы не было других последствий. А рапорт, сам понимаешь, я обязан подать, связано всё это или нет, — послышались приближающиеся шаги, и Гленн торопливо постучался.
Дверь распахнулась и на пороге показался хмурый мужчина средних лет в сером костюме и тяжелых очках в роговой оправе.
— Твоя пицца, — бросил он через плечо и быстрым шагом удалился.
Люди не любят, когда их подслушивают. Это Гленн знал наверняка. А потому, натянув на лице улыбку, с совершенно безразличным видом обратился к оставшемуся в комнате мужчине:
— Две пиццы с пепперони, сэр, как вы и заказывали.
Едва взглянув на него, тот протянул двадцатидолларовую купюру и захлопнул перед оторопевшим Гленном дверь.
Подслушанный разговор никак не выходил из головы. Размышляя над тем, что могло оказаться причиной смерти несчастного Джерри, Гленн даже не заметил как добрался до следующего адресата. Отдав заказ, он направился в центральную городскую больницу, куда и предстояло доставить оставшиеся шесть коробок.
Врачей из хирургического он знал по именам — именно они заказывали пиццу каждый четверг после обеда. Так, например, Майк любил классическую пиццу с томатами и сыром. Он всегда давал щедрые чаевые, если Гленну удавалось упросить повара положить побольше сыра. Джессика — премиленькая помощница Майка, заказывала обычно вегетарианскую пиццу. Эта чаевые не оставляла –— Гленн знал, что финансовое положение ей того не позволяло — но всегда одаривала такой улыбкой, что он был рад и этому. Толстяк Том ел за двоих, чем вызывал немало шуточек в свой адрес, но не любить этого весельчака было невозможно. Еще были Сэм и Питер, которые, как казалось Гленну, разделяли не только любовь к классической американской пицце, но и друг к другу.
— Как всегда на четвертый? — Охранник на входе приветливо улыбнулся, — Давай уже, проходи, — и кивнул в сторону служебного лифта.
Всю компанию Гленн, как и обычно в это время, обнаружил в ординаторской — не хватало только Майка.
— Эй, Ри, а мы уж заждались. — Том с удивительной для его грузного тела легкостью подошел к Гленну и, по-дружески хлопнув по плечу, забрал пиццу.
-Привет, а где доктор Майк? — Оплаты за одну пиццу не доставало.
— Ой, точно, ты не мог бы занести его пиццу в кабинет доктора Риверса? Он сказал, что пообедает с ним там.
— Конечно, без проблем, - на прощанье улыбнувшись Джессике и пожелав всем хорошего дня, Гленн оставил весёлую компанию и направился обратно к лифту.
В кабинете доктора Риверса он был только однажды и надеялся, что возвращаться ему туда больше никогда не придется. Винить в такой неприязни стоило не столько самого молчаливого доктора с выцветшими глазами, сколько место, где находился его кабинет – в подвале, прямо по соседству с моргом, которым он и заведовал. Уже в лифте Гленн поморщился, представляя, как понесёт ароматную пиццу мимо комнаты, где лежат мертвецы. Выглянув в пустой коридор, он тихонько направился к кабинету. После того, как на стук никто не ответил, Гленн заглянул внутрь, но никого так и не обнаружил.
— Эй, парень, ты чего здесь делаешь? — От неожиданности он чуть не выронил злосчастную коробку, рассмешив подошедшего сзади охранника. — Ищешь доктора Ри?
— Да, я тут пиццу принёс, не подскажите где их с доктором Майком можно найти? - Гленн нервно оглянулся по сторонам — ему не терпелось убраться из этого места подальше.
— Ну, дай-ка подумать, скорее всего в морге. — Охранник подмигнул, увидев, как тот побледнел.
— А вы не могли бы…
— Нет, парень, ты уж давай сам, я тут и так весь день торчу, — и подтолкнул его к большой металлической двустворчатой двери.
В морге было тихо и пусто, отчего Гленну стало совсем ни по себе. С другой стороны — попытался он себя успокоить — если бы тут стоял весёлый гомон и мертвецы шатались туда-сюда, оно было бы намного страннее. Из соседней комнаты, где, судя по всему, находились холодильные камеры, послышались голоса, и Гленн поспешил туда. Проходя мимо стола, похожего на тот, на котором Терри раскатывал тесто, Гленн почувствовал как что-то коснулось его бедра. Он в ужасе отскочил, увидев, что это была рука мертвеца, лежавшего под белой простыней. С дальнего конца из под полотна выглядывали посиневшие пальцы ног, на одном из которых болталась бирка с именем. Зажмурившись, Гленн буквально ввалился во вторую комнату, пытаясь унять бешеное сердцебиение.
В ярко освещенном пространстве, склонившись над металлическим столом, стояли доктор Риверс и Майк. Они были явно чем-то крайне озабочены.
— Я не понимаю как такое вообще может быть.
— Я сам сначала было подумал, что перетрудился и у меня начались галлюцинации, когда увидел это…
— Но так не бывает, невозможно умереть только наполовину! А этот явно не совсем мертв.
— Ну, мозг совершенно точно не функционирует, да и трупные пятна уже видны, хотя как объяснить то, что желудок продолжает выделять желудочный сок, да еще и в таком количестве, я не знаю.
Гленна чуть не стошнило, когда он увидел, что врачи так тщательно изучали — перед ними лежал вскрытый труп мужчины. Запах внутренностей объекта перебивал и аромат уже почти остывшей пиццы, и спирта, которым было пропитано всё помещение.
— Ох, Ри, это ты! Нельзя же так подкрадываться! — Майк обернулся на звук. — Я совсем забыл, что ты должен был прийти. — Он попытался закрыть спиной разверзанную грудную клетку трупа, но было уже поздно. — Давай-ка выйдем отсюда.
Гленн согласно закивал и собрался уже было податься к выходу, но тут уловил какое-то движение за спиной Майка.
— Док! — Слова застряли в горле, когда бледная рука трупа поднялась и, схватив мужчину за плечо, с силой дёрнула вниз.
Спустя мгновение пол уже был залит кровью, а доктор Майк с широко распахнутыми застывшими глазами неподвижно лежал, терзаемый ожившим трупом. Гленн видел, как сквозь всё ещё удерживаемую щипцами раскрытую грудную клетку в нутро мертвеца падают оторванные и пережеванные куски плоти Майка, как пятится назад доктор Риверс, как падают с подноса задетые им хирургические инструменты. Металл с оглушительным звоном коснулся пола, и мертвец застыл, держа в бледной руке сердце Майка. Гленн едва успел моргнуть, когда тот бросился на Риверса.
Уже в коридоре парень услышал душераздирающий крик доктора. Последнее, что он увидел, прежде чем створки лифта закрылись, было распростертое на полу тело подоспевшего на крик охранника и склонившийся над ним со звериным оскалом мертвец.
В слабо освещенном подвале заморгала и вдруг потухла красная табличка с надписью «морг».

Дэрил и Мэрл Диксоны
Над лесом прокатился звук выстрела, и в воздух поднялась стая напуганных птиц.
— Мэрл, ты совсем рехнулся?
— Я устал ждать, братишка, пока ты подкрадешься с этой игрушкой к нему поближе.
— Эта игрушка, — Дэрил показал на заряженный арбалет, — стреляет бесшумно, и только благодаря ей нас еще не загребли копы.
— Да брось, оглянись вокруг, — Мэрл раскинул руки в стороны, — Здесь никого нет. А если кто и слышал выстрел, то точно в этих зарослях нас не найдет. А теперь, если ты закончил свою проповедь, сбегай и притащи моего оленя. Мне эта охота уже чертовски надоела. — Он сел на лежавшее поблизости поваленное дерево и принялся перезаряжать ружье, ясно давая понять, что разговор окончен.
Погрузив тушу в багажник старенького пикапа и тщательно накрыв её брезентом, они тронулись в путь, пытаясь избегать крупных трасс. Браконьерство в штате Джорджия каралось строго.
— Сделай-ка погромче, — кивнув на радиоприёмник, Мэрл откинул спинку кресла назад и закрыл глаза.
— Может уже стоит позвонить твоему корешу? Мы к вечеру будем на месте.
— Братишка, ты глухой или просто притворяешься? Я кажется сказал тебе прибавить звук, сейчас же песня уже закончится, — хриплый голос Мэрла звучал раздраженным.
— Чёрт тебя дери, Мэрл! Если мы поскорее не избавимся от этого, и нас сцапают копы, ты опять загремишь за решётку! И на этот раз, могу поспорить, надолго. — Дэрил откинул упавшую на глаза длинную челку.
— Ну, сцапают так сцапают, ты же будешь в соседней камере, так чего мне волноваться? Вместе не соскучимся. А теперь заткнись и веди машину. — Мэрл подался вперёд и покрутил ручку приёмника, делая звук громче.
К вечеру темнеющее небо на горизонте осветилось огнями города, но дорога к нему была перекрыта. На въезде образовалась пробка километра на три.
— Что за хрень? — Дэрил вышел из машины, пытаясь понять в чём дело.
С трассы было видно, как в небе над городом курсируют десятки вертолётов — на улицах явно происходило что-то из ряда вон. На местной радиоволне слышался только шум помех, словно кто-то пытался заглушить сигнал. По другим каналам никакой информации о происходящем не передавали.
— И давно это? — поинтересовался Дэрил у водителя стоявшей перед ними машины.
— Говорят часа три назад всё встало и неизвестно, когда откроют проезд. Якобы там авария на мосту случилась или что-то вроде того. В эту сторону тоже никого не пускают.
— Авария? Что-то непохоже…
— Вот и я так думаю. — Мужчина выглядел обеспокоенным. — Уже час пытаюсь дозвониться жене — она в городе с дочкой, но телефон не отвечает.
— Мэрл, — позвал Дэрил, вернувшись в машину, — просыпайся уже, тут что-то не так. Звони Тони.
Тони был бывшим сокамерником Мэрла, и сегодня у них была назначена встреча. Именно ему братья Диксоны планировали продать свои охотничьи трофеи, а сейчас сделка грозила сорваться.
После очередной безуспешной попытки дозвониться, Мэрл решил сам проверить, что происходит. Сняв прикрепленный к крышке багажника мотоцикл, он отправился к мосту, лавируя между стоящими машинами. Прошло около получаса прежде чем он вернулся обратно — грязный, в порванной местами одежде.
— Разворачивай тачку. — Мэрл беспокойно оглянулся назад, словно высматривая кого-то.
— Что там?
— Разворачивай. Нет времени объяснять.
Усевшись в машину, он достал из под сиденья ружье и перезарядил его.
— Ты что творишь? — Дэрил, съехав на обочину, ударил по тормозам.
— Ты не видел то, что видел я. — Мэрл сплюнул в открытое окно. — Давай убираться отсюда поскорее.
— А как же Тони?
— Нахрен Тони. Тут скоро все дороги перекроют, слышал, как копы говорили про карантин.
— Карантин? Да что там творится?
— Не знаю, братишка, но я видел танки и вооруженных до зубов военных. А еще видел, как на одного из них набросился мужик из толпы и голыми руками выдрал глотку. Прежде чем ему снесли голову, он собрал брюхом не меньше пары десятков пуль и хоть бы что — даже не споткнулся.
— Мэрл, это звучит… — Дэрил увидел, как из кустов прямо под машину бросился человек, и резко затормозил.
Послышался глухой звук удара, и лобовое стекло треснуло под тяжестью налетевшего на него тела.
— Чёрт! — Дэрил выскочил из машины и бросился к сбитому. — Дамочка, вы как, живы?
Женщина неподвижно лежала на земле в неестественной позе — ноги были вывернуты в обратную сторону, из шеи, белея на фоне багровой крови, торчал позвонок.
— Мэрл, чёрт, Мэрл! Я кажется убил её. — Дэрил схватился за голову, глубоко зарывая пальцы в слипшиеся от пота волосы. — Да выйди же из машины, помоги мне! — Он зло ударил по дверце пикапа, оставив на ней небольшую вмятину.
Мэрл медленно вышел из машины, держа перед собой ружье.
— Ты чего?
— Отойди с дороги. Только медленно.
Дэрил проследил за его взглядом и увидел, как в нескольких шагах от него, перебирая по земле сломанными конечностями, ползёт сбитая им женщина. Она с глухим рычанием протянула руку к ноге Дэрила и почти ухватилась за неё. Раздался выстрел, и рука замерла, упав на землю.
— Она… она ведь была еще жива… Мы могли ей помочь, зачем… — Дэрил непонимающе смотрел на брата.
— Ты так уверен, что она была еще жива? Втяни воздух, братишка, чуешь как воняет падалью? А посмотри на её лицо, — Мэрл ногой перевернул то, что недавно было головой, а теперь превратилось в кровавое месиво, — Видишь эти тёмные пятна? Тот мужик на мосте выглядел также.
— Не хочешь же ты сказать, что это типа… — Дэрил запнулся.
— Ожившие мертвецы? Да, именно это я и хочу сказать. — Мэрл схватил труп за ноги и отодвинул с дороги. — Хреновы зомби. А теперь поехали, нам бы запасы пополнить — чует моя задница, что эти выродки скоро будут повсюду.

Мишонн
— Кевин, быстрее! — Мишонн распахнула дверь ближайшего дома и сразу же захлопнула, как только он оказался внутри. — Всё нормально, не зацепили?
— Нет, порядок. - Он тяжело опустился на диван, сдавливая рану, из которой сочилась кровь.
— Дай посмотрю. - Мишонн встала на колени и аккуратно, чтобы не задеть больное место, приподняла его штанину. — Выглядит не так уж плохо, но надо бы наложить повязку. Подожди, сейчас посмотрю, может тут есть бинты.
— Постой. — Кевин удержал её за руку. — Зак остался там, нам надо вернуться, мы не можем его бросить.
Мишонн тяжело вздохнула и опустилась на пол, не в силах больше сдерживать дрожь в ногах. Они уже больше месяца скитались по небольшим городкам, пополняя припасы. Ходячие были везде, но в такой ситуации пара оказалась впервые.
Заправочная станция с маленьким магазинчиком стояла на отшибе, тогда как в центре города наверняка было бы полно ходячих. А потому Кевин с Заком решили, что лучшего места им не найти. Мишонн осталась у машины, чтобы заправить топливо, пока мужчины пополняли запасы провизии в последнее время состоявшей всё чаще из чипсов и сухарей — найти мясо, овощи и фрукты с каждым разом становилось всё труднее. Кевин загрузил первые пакеты в машину, когда из магазина послышались крики Зака и выстрелы. Они бросились к дверям, но зайти так и не смогли — комната кишела ходячими. Перед тем как Мишонн коснулась липкая холодная рука, она увидела Зака, сидевшего на верхнем стеллаже у самой стены. Патроны в его револьвере, судя по всему, иссякли. Она попыталась вывернуться, когда раздался хруст кости и густая темная кровь ходячего вместе с ошметками его мозга забрызгала ей всё лицо. Кевин с окровавленной битой наперевес стоял позади неё.
— Туда! — Он указал ей на стоявшие неподалеку домики, а сам бросился на подступавших всё ближе ходячих, которых с каждой минутой становилось всё больше.
Мишонн поднялась и подошла к окну. Вокруг заправки бродило по меньшей мере тридцать ходячих, еще десять столпились у дверей домика, в котором они скрывались.
— Солнце уже садится, сейчас нам его не вытащить.
— До утра он может не протянуть. — Зак встал с дивана и, не удержавшись на ногах, снова рухнул.
— Ты себе всю ногу распорол, с такой раной соваться туда просто самоубийство. Дождемся утра, может, хотя бы некоторые уйдут. Зак будет в порядке, я уверена. - Она села рядом с Кевином и взяла его за руку.
За то время, что прошло с тех пор, как началось это безумие и люди стали умирать словно мухи, а потом подниматься и пожирать живых, Кевин сильно изменился. Мишонн не узнавала в нём больше того весёлого парня, с которым познакомилась в первый же свой рабочий день в крупной юридической компании пять лет назад. Она покрутила вокруг пальца тонкое золотое кольцо с бриллиантом, вспоминая день их помолвки. Тогда Кевин был нежным и мягким. Сейчас же перед ней сидел угрюмый и внезапно постаревший человек, расправлявшийся с ходячими с таким спокойствием, что оно порой её пугало.
— Хорошо, поищи бинты, а мне надо продумать наш дальнейший план. - Кевин протянул руку и Мишонн без слов поняла, что ему нужен был её пистолет.
Дом оказался неплохо укрепленным – люди пытались жить здесь уже после начала катастрофы. Окна изнутри были заколочены деревянными досками, оставлявшими лишь небольшие просветы, чтобы можно было наблюдать за улицей, задняя дверь заменена на железную с массивным замком, на кухне было полно консервов и других полуфабрикатов, на которых жильцы могли бы спокойно продержаться месяц, а то и два. Почему дом оказался пустым, оставалось загадкой. Мишонн подозревала, что владельцы оказались заражены или случилось еще что-то серьезное, иначе они бы ни за что не уехали, оставив все вещи и продукты.
— Нашла. — Мишонн зашла в комнату, держа в руках аптечку.
— Смотри. — Кевин чуть поморщился, когда пропитанный перекисью бинт коснулся раны, и указал на разложенные перед ним боеприпасы. — У нас на двоих всего двадцать три патрона, на всех не хватит, да и выстрелы наверняка привлекут других. Так нам туда не попасть.
— И что ты предлагаешь? — Она аккуратно наложила ему несколько пластырей и крепко перетянула ногу бинтом.
— Как ходячие отличают нас от мертвяков?
— Они нас видят и чуют запах. — Мишонн никак не могла понять, куда он клонит.
— Ночью они не смогут нас рассмотреть, остается разобраться с запахом, так?
— Ночью? Ты с ума сошел? Они активизируются по ночам, забыл?
— Ну и пускай, нам-то какое дело, если они не смогут нас найти? Если мы сможем без шума поймать нескольких ходячих живьем, то их запах перебьет наш и мы сможем пройти вместе с ними незамеченными до самого магазина.
— Ты кое-что забыл — ходячие не домашние питомцы и вряд ли послушно пойдут туда, куда ты им укажешь.
— За это не беспокойся, у меня есть кое-какие идеи. Поможешь заманить нескольких на задний двор?
Мишонн не нравилась эта идея, но попробовать стоило.
Дождавшись, когда стемнеет и большая часть ходячих уйдет к магазину, они вышли на задний двор. Кевин спрятался с найденным здесь же топором, в то время как Мишонн, выглянув из-за дома, тихо свистнула. Находившийся ближе всех ходячий развернулся и, увидев её, с глухим рыком пошел к дому. Медленно, шаг за шагом, она отходила в глубь двора, заманивая его за собой туда, где ждал Кевин.
— В сторону! — Кевин оттолкнул её, как только они подошли ближе и со всего размаху рубанул ходячего по вытянутой руке.
Отрубленная конечность упала на землю, не прекращая сгибать и разгибать пальцы. За ней последовала вторая рука. Мишонн отшатнулась в сторону, когда ходячий бросился опять к ней, и вытащила из-за пояса пистолет, готовая в любой момент закончить безумный эксперимент. В этот момент Кевин накинул на него сзади удавку, и труп застрял на месте, не в состоянии пошевелиться. Удавка была похожа на ту, что Мишонн видела в передачах у спасателей животных — прочная проволока проходила сквозь длинную палку, образуя на конце петлю, затягивающуюся одним движением. Вместо палки Кевин приспособил металлическую ручку от швабры, полую изнутри, а лески в их укрытии оказалось более чем достаточно. Без рук ходячий не мог до них дотянуться и движимый инстинктом шел туда, куда его толкали.
— Прикрой меня, проверю сработает ли.
Хромая, Кевин двинулся на улицу, толкая перед собой ставшего беспомощным ходячего. Приблизившись к группе из нескольких ходячих, бродивших перед домом, он замедлил шаг и притянул своего заложника чуть ближе, прячась за его спиной. Они прошли мимо несколько раз, но ходячие так и не отреагировали — эксперимент определенно удался.
— Держи это. — Кевин протянул Мишонн длинный меч в ножнах. — Пока будем добираться лучше не шуметь, а тут всё просто, главное размахнись посильнее и целься в шею.
— Где ты его взял? — Она аккуратно вытащила меч из кожаного чехла, и на острие заиграли блики от горевшей свечи.
— Наверху, висел прямо над кроватью, видимо хозяин был японистом или что-то в этом духе.
— А как же ты?
— Я и битой вполне могу разнести пару гнилых голов. — Кевин улыбнулся и, притянув Мишонн к себе, поцеловал. — За меня не волнуйся, я большой мальчик, забыла?
С этим было не поспорить — он был выше Мишонн почти на две головы, широкие плечи даже сейчас, после многих дней недоедания, выдавали в нём силу, а под тёмной кожей в тусклом свете можно было различить натренированные мышцы.
Вооружившись, они вышли на дорогу, каждый ведя перед собой по ходячему — поймать второго оказалось так же просто. Обойдя заправку, чтобы не привлекать к себе внимания, они зашли с заднего хода. В магазине стояла темень, рассеиваемая лишь слабым светом луны. С той стороны, где Мишонн последний раз видела Зака, слышалось какое-то движение.
— Зак. — Кевин тихо позвал друга, рискуя быть обнаруженным.
— Уходите, слишком поздно. — Зак закашлялся, голос звучал хрипло.
Кевин подал знак Мишонн и они, пытаясь не шуметь, пошли вперед. Её пальцы потели, скользя по вырезанному древку меча, в висках неистово стучало. Кевин шел первым, обходя неподвижные тела тех, кого Зак успел убить, прежде чем закончились патроны. Вокруг стеллажа, на котором всё ещё удерживался Зак, толпилось шестеро ходячих, время от времени бросавшихся с рёвом на неподдающийся металл.
— Давай! — громко крикнул Кевин, когда они подошли совсем близко и, размахнувшись битой, размозжил голову ближайшего ходячего.
Мишонн, вложив всю силу в удар, обрушила меч на другого. Сталь с тихим свистом рассекла воздух и голова ходячего покатилась по дощатому полу, а тело рухнуло. Меч оказался на удивление удобным оружием — длина лезвия не позволяла ходячим подойти к ней достаточно близко, а остриё легко разрезало полусгнившую плоть и кости. Спустя пять минут всё было кончено.
— Ты как? — Кевин помог Заку спуститься.
— Зря вы вернулись, мне конец, только зря рисковали, - отдернул разорванную штанину, обнажая укус, тот.
— Чёрт, ты весь горишь, но ничего, до Атланты рукой подать. Если там и вправду есть этот чертов центр, то тебя могут вылечить. — Кевин закинул его руку к себе на плечо и, обхватив за пояс, повёл к заднему выходу.
— Ребят…
— Молчи, ничего не хочу слушать.
Машина всё ещё стояла у заправочной колонки, но ходячих поблизости видно не было — шум от борьбы в магазине привлёк почти всех и сейчас они стояли перед входом, пытаясь вломиться во внутрь.
— Ты за руль, а я усажу Зака. — Кевин толкнул вперёд своего безрукого ходячего, и они подобрались к машине незамеченными, прикрываясь им словно живым щитом.
Мишонн тихо открыла двери и собиралась сесть на место водителя, когда отпущенный Кевином ходячий бросился на него и вцепился зубами ему в горло. Кровь брызнула фонтаном, заливая одежду, стекая на землю. Мишонн, сама не понимая, что делает, размахнулась и воткнула меч в глаз ходячего. Отшатнувшись, он упал и неподвижно застыл на земле. Привлеченные шумом другие ходячие двинулись к машине. Думать времени не было. Мишонн, толкнув истекающего кровью Кевина на заднее сиденье к Заку, бросилась за руль.
Они ехали молча минут десять, пока из виду не скрылись последние дома.
— Свяжи нас, — сквозь слова Кевина слышалось бульканье крови в его горле.
Мишонн боялась повернуться и посмотреть на него. Ведь тогда пришлось бы признать, что всё произошедшее не было сном и что сейчас он умирает. Она вцепилась похолодевшими пальцами в кольцо, не замечая капающих из глаз слёз.
— Времени нет, Зак уже отключился и мне осталось немного, — его было уже почти не слышно, слова больше походили на хрипы. — У тебя больше может не быть шанса обзавестись собственными ходячими. — Он попытался улыбнуться, но лицо лишь исказила гримаса боли. — Только не забудь про зубы, не совершай моей ошибки.
— Перестань, я не смогу этого сделать, ты же знаешь, — сил ни на какие эмоции просто не было. Казалось, что с кровью Кевина вытекают все её чувства, оставляя внутри только пустоту.
— Ты сможешь, позволь мне хоть так защитить тебя. — Он закашлялся, выплевывая темные сгустки крови, и замолк.
Сердце Кевина совершало последние робкие удары, когда Мишонн достала из багажника веревку и села на землю, положив на колени меч.
Она больше не боялась, потому что ей теперь было нечего терять. В мыслях воцарилось странное спокойствие, и впервые за долгое время она ни о чём не волновалась.

Вместо эпилога
— Что думаешь с ней делать? — Дэрил кивнул на Мишонн, присевшую в тени тюремной вышки.
— Пока не знаю. — Рик окинул взглядом неразговорчивую гостью. — Не уверен, что ей можно доверять.
— Ладно, если что дай знать. — Дэрил закинул за плечо арбалет и зашел во внутрь тюрьмы, ставшей для их группы надежным укрытием.
— А ты как думаешь? — догнал его Рик.
— Ну, если бы кто-то протащился от самого города через кишащий ходячими лес с коробкой детского питания для моей дочери, да еще и рассказал, куда забрали Гленна с Мэгги и как их можно вытащить, я бы дал этому человеку шанс.
— Что же, возможно ты прав. Если поможет нам вернуть Гленна с Мэгги, дадим ей шанс.

@темы: мои фики, Фандомная Битва