WolfbeRy
Ёж - птица гордая, пока не пнешь - не полетит (с)
ИтаГ, оно закончилось :vict:
Я пыталась не засорять ленту в промежуточных этапах, но в финале-то просто обязана :gigi:

Играла в этот раз с Лютиками и было действительно здорово! Все-таки в ГП и его ложноножках чувствую себя куда комфортней, чем в командах по другим фандомам. То ли потому что все ники выглядят "родными", то ли что, но впечатление всегда остается приятным))

Я как обычно рыбодебилил, но вот дошли мы до выкладки текстового рейтинга и нужно было срочно что-то нести - за 3 дня до выкладки в соо была 1 работа, но и Остапа понесло... Понесло не очень качественно, но зато количественно :lol: Напейсалось аж 3 драббла и 1 мини :lol: Да-да, с моей-то результативностью даже это считается "количеством" :facepalm: Ну хоть несколько доп.очков принесла команде. Ачивки скажут за меня все остальное:





:lol:

Ну и под катом, собсна, мои работы



Название: Специфические запросы
Бета: fandom Lucius Malfoy 2016
Размер: драббл, 746 слов
Персонажи: Люциус Малфой, дементор
Категория: джен (упоминается гет)
Жанр: общий
Рейтинг: R
Краткое содержание: В Азкабане тоже можно жить с удобствами, надо лишь действовать по принципу "услуга за услугу".
Примечание/Предупреждения: упоминается сцена расчленения
Для голосования: #. fandom Lucius Malfoy 2016 - "Специфические запросы"


Дементор подошел (или подлетел, кто же его, суку, разберет) к решетке камеры Люциуса и уставился на того пустыми глазницами.

— Что, опять ты?

Люциус медленно поднялся с каменного пола и, чуть пошатываясь, отошел в угол, где единственным светлым пятном белел унитаз. Послышался звук спускаемой воды и облегченный вздох.

Тонкие черные пальцы, больше напоминавшие кисти скелета, с легким скрежетом прошлись по металлическим прутьям, привлекая к себе внимание узника.

— Совсем невмоготу, да? — Люциус криво усмехнулся и, застегнув ширинку, вплотную подошел к решетке. — Есть у меня для тебя кое-что, есть. Но, сам понимаешь, услуга за услугу.

Черный плащ дементора взметнулся, и дверь, лязгнув, откатилась в сторону. Пронизывающий холод, сдерживаемый наложенными на решетки чарами, затопил камеру, и Люциус поежился. По влажным камням серебристой паутиной расползлась наледь, вода в унитазе, промерзнув, затихла.

— Если, оттаяв, мой огневиски потеряет вкус, достанешь другой. В этот раз задаром.

Раздался тихий шипящий звук. Костлявые пальцы больно впились в исхудавшие плечи, и перед лицом Люциуса возникла круглая пульсирующая пасть (или что там у этих тварей вместо?).

— Ой, только не пугай меня поцелуем. — Люциус брезгливо скинул с себя руки дементора и, наклонившись, поднял с пола истлевший плед.

Шерсть, все еще хранившая тепло его тела, приятно согревала, навевая воспоминания о другом тепле — о другом теле.

Нарцисса стонала так сладко, когда он доводил ее до оргазма, лаская и щипая чуткие соски, проникая пальцами внутрь, покрывая поцелуями нежную шею. Она прогибалась под ним, расставляла ноги все шире, пытаясь насадиться на него до упора. Ему нравилось смотреть, как на ее нежной коже выступают капельки пота, когда она садится на него сверху и двигается с такой страстью, словно каждый раз был их первым и последним одновременно. Он любил смотреть, как она ласкает себя, пока он раздевается и неспешно пьет вино, обожал смотреть, как она бьется в экстазе, впиваясь острыми ногтями ему в спину, сжимая стройными ногами его за талию, хватая ртом воздух.

Шипение усилилось, перерастая в рокот.

— Я же сказал, хочешь другого, придется поднапрячься. — Люциус взял с полки затвердевший от холода шоколад и кое-как откусил небольшой кусок. — Ты притащишь сюда удобную кровать, а я вместо сопливых воспоминаний дам те, что тебе нравятся. Или так, или имей в виду: я был женат восемнадцать лет и счастливых воспоминаний мне хватит еще на столько же.

Дементор выскочил из камеры, и дверь с грохотом закрылась. Вода в бачке унитаза снова зажурчала, наледь, тая, струйками потекла на пол. Наступив в лужицу, Люциус поморщился.

— Чертов извращенец.

Люциус всегда мог достать все что угодно — для себя или для других, если это было выгодно. А если не мог достать даром, то просто покупал. Но в Азкабане деньги стоили не больше чем его нынешняя репутация, а точнее — нисколько. Прошло долгих шесть месяцев, прежде чем он понял, что дементор дементору рознь, и понадобилось еще три, чтобы найти к ним подход. Больше всего пользы было от сегодняшнего. В тюремной иерархии он, судя по громкому мычанию и шипению, занимал высокую позицию. Но и запросы у него были специфическими.

Дверь камеры опять откатилась в сторону, отвлекая Люциуса от раздумий, и четыре домовика, подгоняемые дементором, втащили внутрь большую кровать, занявшую две трети маленькой клетушки.

Дементор зашипел и подошел ближе. Темный плащ подрагивал, выдавая его волнение. Люциус усмехнулся и, растягивая время, обошел кровать, любовно дотрагиваясь до мягкого матраса.

Послышался недовольный рокот. Дементор толкнул его на кровать и замер в нетерпении. Он ждал воспоминаний. И Люциус точно знал каких именно: не тех приторных, от которых его стража уже тошнило, а совершенно особенных. Из всех заключённых лишь он мог дать ему то, что нужно. Он с наслаждением растянулся на кровати и закрыл глаза.

Точно так же лежала на столе она — имени он не спрашивал — раскинув прикованные руки и ноги. Как и этот дементор, она мычала с заклеенным ртом, когда Люциус острым лезвием разрезал ей живот. Непередаваемо прекрасно в свете сотен свечей искрилась кровь той магглы. Ей хватило сил прожить минут десять, а затем она затихла, но сердце билось еще несколько мгновений. Люциус помнил, как оно трепетало под его пальцами, в агонии пытаясь перекачать кровь, которой уже не осталось. Оно было таким упоительно горячим и живым. Недолго, но все же…

Он часами готов был смотреть на гладкую поверхность печени, на завораживающий багрянец почек. Как чудесно они помещались на ладони, наполняя ее, словно грудь Нарциссы…

Дементор недовольно фыркнул, возвращая Люциуса к реальности, и тот потянулся к стоящей на полу бутылке.

— На сегодня представление окончено. А продолжение будет, когда принесешь мне огневиски. Этот ты испортил.

Люциус сплюнул и, отвернувшись, лег на кровать. Когда камеру вновь заполнило тепло, он улыбнулся. Сегодня все прошло как нельзя лучше, оставалось подумать, на что выменять одеяло у завтрашнего охранника.

Название: Драко лучше не говорить
Бета: fandom Lucius Malfoy 2016
Размер: драббл, 512 слов
Пейринг: Люциус Малфой/Панси Паркинсон
Категория: гет
Жанр: общий, немного юмора
Рейтинг: R
Краткое содержание: Люциус любил вино. И считал, что лучше всего его пить из пупка красивой девушки.
Примечание/Предупреждения: ООС, ненормативная лексика
Для голосования: #. fandom Lucius Malfoy 2016 - "Драко лучше не говорить"

— Ну заебись!

— Вообще-то уже, мисс Паркинсон. — Люциус приподнял одеяло и, заглянув под него, ухмыльнулся.

Лихорадочно пытаясь прикрыться тем же одеялом, Панси вскочила с кровати.

— Вот черт! — вскрикнула она, поняв, что стаскивает единственное, что скрывало от ее взгляда гениталии Люциуса, и выпустила одеяло из рук.

Схватив со стула лоскут, который вчера был платьем, прекрасно подчёркивающим фигуру, Панси прижала его к груди.

— Как это, блядь, могло случиться?

— Ну… — Люциус, совершенно не смущаясь, неторопливо поднялся. — Вы были пьяны и соблазнительны, а у меня было время и желание.

Она со стоном повалилась на стул, почувствовав, как голову пронзила резкая боль.

Люциус достал с полки небольшой фиал и, подойдя ближе, предложил:

— Антипохмельного?

Панси открыла глаза и потянулась было за зельем, но рука так и застыла в воздухе в дюйме от лекарства. Прямо перед ее лицом, слегка подрагивая, стоял член Люциуса Малфоя. То есть стоял, конечно же, сам мистер Малфой, а его член просто был возбужден и совершенно ничем не прикрыт.

— Твою же мать…

— Ну что вы, это я унаследовал скорее от отца. — Люциус наклонился и влил замешкавшейся Панси в рот содержимое бутылька.

— Да отвалите вы уже от меня со своим… — она оттолкнула его руку и, вскочив с места, неопределенно махнула в сторону налившегося багрянцем члена, — со своим… этим.

Пытаясь не смотреть на усмехающегося Люциуса и в то же время — не поворачиваясь к нему спиной (интуиция подсказывала, что оставлять тыл неприкрытым не стоит), Панси пробралась к ванной комнате. Быстро юркнув внутрь, она с облегчением защелкнула замок и сползла вниз по двери. Думать о том, каким образом она оказалась в одной постели с отцом лучшего друга, совсем не хотелось. О том, что скажет этот самый друг, если узнает о произошедшем, — и подавно. Она тряхнула головой и поднялась. Разумнее всего было принять душ, натянуть на себя остатки самообладания и убраться прочь из чертового отеля.

Люциус, однако, ее планов не разделял.

С Панси Паркинсон они встретились накануне. Точнее, он встретил ее — пьяную и абсолютно обворожительную в своем обтягивающем платье цвета красного вина. А Люциус любил вино. И считал, что лучше всего его пить из пупка красивой девушки. Живот у Панси оказался для этого занятия идеальным — немного впалым, с замечательно аккуратным, втянутым пупком. И к тому же очень чувствительным. Люциусу определенно понравилось, как Панси реагировала на его прикосновения, как стонала под его губами. И он был намерен повторить это еще раз.

— Вы правда думали, что запертая дверь остановит меня?

Панси вскрикнула и прижалась к стене душевой, едва различая приближающегося Люциуса сквозь потоки воды.

— Нет, я рассчитывала, что это сделает ваша совесть, — выплюнула она, задергивая шторку.

Люциус перехватил ее руку и, откинув волшебную палочку в сторону, шагнул в душ.

— Давайте так, мисс Паркинсон... — Он схватил сопротивляющуюся Панси за ягодицы и прижал к себе. — Вы прекращаете строить из себя недотрогу, а я делаю так, чтобы нам обоим было хорошо.

И впился в ее губы жадным поцелуем.

Спустя полчаса они, пытаясь отдышаться, лежали на мокром полу ванной комнаты. У ног валялась оторванная в процессе шторка.

— Что же я, блядь, теперь скажу Драко? — Панси закрыла лицо ладонями.

— А Драко, мисс Паркинсон, лучше ничего не говорить. — Люциус поднялся и направился в комнату. — Давайте выпьем вина. Красного.

Название: Пробуждение
Бета: fandom Lucius Malfoy 2016
Размер: драббл, 794 слова
Персонажи: Люциус Малфой, Лестат де Лионкур, Нарцисса Малфой
Категория: джен
Жанр: общий, триллер
Рейтинг: R
Краткое содержание: Пробуждаясь, вампирская сущность стремится уничтожить все связи с человеческой жизнью...
Примечание/Предупреждения: немагическое АУ, смерть второстепенного персонажа, кроссовер с миром Э.Райс
Для голосования: #. fandom Lucius Malfoy 2016 - "Пробуждение"

Кровь оказалась на вкус совсем не такой, как он себе представлял. Теплая и вязкая, она дурманила разум, сводила с ума.

Пульс под нежной кожей замедлился, и Люциус вонзил клыки глубже. Пьянящий аромат расползался по комнате, проникал через поры, наполнял мышцы энергией, заставлял мертвое сердце трепетать.

Нарцисса сделала последний, едва различимый вдох и затихла. Лишившись жизни, кровь потеряла свою притягательность. Алая жижа с металлическим привкусом — не более.

Люциус разочарованно оттолкнул холодеющее тело и, поднявшись, в последний раз посмотрел на Нарциссу. Она лежала на каменном полу словно сломанная кукла. Правая нога была изогнута под неестественным углом, волосы разметались по сторонам, корсаж платья разорвался, оголяя белоснежную грудь. Когда-то Люциус любил ласкать ее, дразнить нежно-розовые соски, чувствовать, как они твердеют под его пальцами… Но сейчас он не испытывал ничего кроме жажды. И злости. Если бы она так упорно не сопротивлялась, если бы не попыталась убежать от него, то не упала бы с этой чертовой лестницы. И тогда он мог бы наслаждаться ею дольше. Но из-за ран она умерла слишком быстро, не дав ему насытиться.

Лестат предупреждал, что такое может произойти. Стоило его послушать.

Словно читая его мысли, вампир вышел из тени и абсолютно бесшумно приблизился к залитому лунным светом кругу, посреди которого стоял Люциус.

— Для первого раза неплохо, сын.

Странно было слышать эти слова от того, кто выглядел лет на десять младше самого Люциуса. Со стороны могло бы показаться, что они братья — те же светлые волосы, серые глаза, похожая гордая манера держаться. Но в Лестате чувствовалась сила, которую Люциусу только предстояло получить. Накопленная за столетия существования, она сквозила во всем — жестах, походке, взгляде, наделяя древнего вампира буквально осязаемой мощью. И простые люди чувствовали это, держались от него подальше. Люциус же перед своим создателем ощущал благоговейный трепет.

— Почему? Почему меня так тянуло к ней? — Он посмотрел на окрашенные кровью Нарциссы ладони не в силах оторвать взгляд от переливающегося в холодном свете багрянца.

— Ты чувствуешь раскаяние, боль утраты? — Лестат приобнял его одной рукой за плечи и повел к выходу.

— Должен бы, она ведь была моей женой… — последнее слово горечью разлилось на языке, но в груди ничто не отозвалось. — Но нет.

Лестат улыбнулся, обнажив острые клыки.

— Все правильно. Она была твоей женой. В прошлой жизни. Теперь же у тебя другая жизнь и в ней будут другие люди. Много людей.

Люциус почувствовал, как рот наполнился слюной.

— Мне нужна еще кровь.

— Конечно же нужна! В первый раз насытиться непросто. Но сначала ты должен усвоить один урок. — Лестат указал на прикрепленную к торцу дома лестницу. — Поднимайся.

Люциус не понимал зачем, но спорить не стал.

Оказавшись на крыше, они подошли к прозрачному куполу. Внизу, прямо под ними, лежала Нарцисса. Сверху она казалась почти игрушечной — с этим мертвым невидящим взглядом, остекленевшими глазами, белой, как фарфор, кожей.

— Людям не нужно знать о нашем существовании, поэтому, убивая, делай так, чтобы все выглядело естественно. Не оставляй следов. Если надо, используй оружие, и никогда не обескровливай тела полностью. А теперь, разбей стекло.

Люциус встал на купол и, ударив железным наконечником своей трости точно в центр, отскочил в сторону. Толстое стекло треснуло, а затем убийственным дождем осыпалось на тело Нарциссы. Белоснежная грудь превратилась в алое месиво, некогда красивое лицо было обезображено, из рассеченного крупным осколком темени виднелся мозг. Сероватый и совсем неаппетитный. Люциус поморщился.

— Что ты чувствуешь теперь? — Лестат вернулся к лестнице, готовясь спуститься вниз.

— Голод, — ответил Люциус и прислушался к своим новым обостренным чувствам.

Да, он хотел крови. Но совершенно особенной. Наполненной частичкой его собственной жизни.

Стоило осознать это желание, как чуткое обоняние уловило в воздухе нотки запаха Драко. Такого родного, такого невыносимо желанного.

— Нет-нет, это неправильно, — он замотал головой, — он мой сын.

— Он был твоим сыном. — Лестат откинул упавшие Люциусу на лицо волосы, и посмотрел прямо в глаза. — И может стать им и в этой жизни, если ты захочешь.

— Он еще молод.

— Ты не сможешь защитить его. Твоя природа не позволит этого. Пробуждаясь, вампирская сущность стремится уничтожить все связи с человеческой жизнью. Поэтому тебя так тянуло к Нарциссе, поэтому ты не смог сдержаться, увидев ее. Это неизбежно.

Люциус спрыгнул с лестницы на землю и, сделав пару шагов в сторону города, откуда доносился запах Драко, остановился.

— А если я просто уйду?

— А ты сможешь? — Лестат ухмыльнулся и Люциус понял, что тот прав — противостоять инстинктам было просто невозможно, жажда крови горячей лавой обжигала горло, раздирала изнутри.

Из дома раздался душераздирающий крик — вероятно, прислуга нашла тело Нарциссы.

— Нам пора идти. Ты решил?

— Да. — Люциус быстрым шагом направился в сторону конюшни. — Но тебе придется помочь мне. Боюсь, сам я не справлюсь.

— Не беспокойся, я буду рядом. Когда тебя ничто не будет удерживать в человеческом мире, ты познаешь нашу истинную силу. — Лестат улыбнулся и легко вскочил на испуганного коня.

Наутро заголовки газет пестрели новостями о смерти графини Нарциссы Малфой и загадочном исчезновении ее сына Драко. На фоне столь громких событий никто уже не обращал внимание на некрологи, занимавшие в тот день почти половину страницы.

Название: Под землей
Бета: fandom Lucius Malfoy 2016
Размер: мини, 1677 слов
Персонажи: Люциус Малфой, Драко Малфой, НЖП, Гарри Поттер
Категория: джен
Жанр: драма, триллер
Рейтинг: R-NC-17
Краткое содержание: Подземелья Малфой мэнора скрывают страшную тайну.
Примечание/Предупреждения: немного расчлененки, смерть второстепенного персонажа
Для голосования: #. fandom Lucius Malfoy 2016 - "Под землей"

Глаза привыкали к темноте мучительно медленно, правое плечо ныло, а нога застряла в какой-то расселине, не давая пошевелиться. Драко, стиснув зубы от боли, поднял голову, пытаясь понять где он находится. Но вокруг была лишь сплошная чернота. Последнее, что он помнил, — как, встревоженный отцовским посланием, аппарировал в мэнор.

Драко потянулся в карман за палочкой, но бок пронзила резкая боль. Не сдержавшись, он застонал, и тут послышался шорох.

— Кто здесь?

— Отец? — Голос Люциуса охрип и был едва различим, но все же Драко узнал его. — Отец, это ты?

Шорох приближался, и через минуту руки Драко коснулись холодные пальцы.

— Почему ты здесь?

— Я получил твое послание и сразу же примчался. Объясни, что происходит. И где мама?

В темноте едва различимо светлели волосы Люциуса, и Драко потянулся туда, где должно было быть лицо отца. Ладони коснулись чего-то влажного и липкого, в нос ударил терпкий запах крови. Люциус отпрянул, не давая больше притрагиваться к себе.

— Ты ранен? Где мама, отец? — Голос Драко сорвался и эхом прокатился по каменным стенам.

— Тише!

Люциус зажал сыну рот и прижал спиной к холодной стене. На мгновение наступила полная тишина, нарушаемая лишь капающей где-то вдалеке водой.

— Говори тише, иначе она может услышать. — Люциус разжал руку и отполз чуть назад.

— Кто может услышать?

— Почему ты один? — Люциус словно не слышал вопроса. — Я писал, чтобы ты сообщил аврорам.

— В Аврорате было пусто — какая-то сверхсекретная операция, все ушли.

— И ты явился сюда один? — Голос Люциуса дрожал от ярости. — Черт возьми, Драко, я бы никогда — никогда, слышишь?! — не связался бы с аврорами, если бы на то не было очень весомых причин.

— Я оставил Поттеру записку. — Драко чувствовал, как начинает злиться, но пытался держать себя в руках. — Ты, наконец, объяснишь мне, что тут происходит и где мы находимся?

В ответ послышался тяжелый вдох Люциуса, а затем наступила тишина.

— В истории любой семьи, — после минутного молчания заговорил он, — есть темные пятна, о которых лучше никому не знать.

— И мне тоже?

— Не окажись ты сейчас здесь, я бы предпочел умереть с этой тайной. Но теперь…

Волосы колыхнулись от слабого дуновения ветра, и в тот же момент откуда-то издалека, разносимый эхом, послышался приглушенный лязг металла. Драко почувствовал, как Люциус вздрогнул.

— Надо торопиться. Ты можешь идти? — он шептал очень быстро, почти задыхаясь.

— Нет, не могу высвободиться. — Драко дотронулся до голени и чуть не взвыл.

— Палочка с собой?

— Да, должна быть в кармане, только мне не дотянуться.

Люциус вытащил палочку и взмахнул, но ничего не произошло.

— Черт, мы еще в зоне действия блокирующего заклинания, так что придется потерпеть. — Люциус снял жилет и, смотав его в тугой жгут, протянул сыну. — Зажми в зубах.

Нащупав камни, между которых застряла нога сына, и оперевшись обеими руками на большой валун позади, Люциус изо всех сил оттолкнул один из них. Лодыжку Драко прожгла жгучая боль, лавой растекшаяся по ноге, и он вцепился в отца, пытаясь не закричать.

— Всё, надо убираться отсюда. — Люциус быстро наложил на распухшую лодыжку самодельный жгут. — Там, — он махнул рукой куда-то влево, где привыкшие к темноте глаза Драко смогли различить вход в подобие тоннеля, — тупик. Я успел его обследовать к тому моменту, как нашел тебя. А там, — кивок в противоположную сторону, — судя по звуку, находится эта тварь. Так что путь у нас один. — Люциус повернулся к темнеющему чуть в стороне третьему тоннелю.

Драко, сдерживая стон, поднялся с сырой земли и схватился за руку отца.

— Ты написал, что в доме творится что-то странное. Что ты имел в виду? — спросил он, осторожно ступая в темноте. — И про какую тварь ты говорил?

— Несколько дней назад, — немного помолчав, ответил Люциус, — начали пропадать домовики. Сначала мы не придали этому особого значения, но вчера я обнаружил одного из них на кухне. Мертвым.

— И ты знаешь, кто это сделал? — Драко почувствовал, как его сердце холодом сковывает нехорошее предчувствие.

— Да. И сейчас она охотится на нас.

— Она?

Под ногами что-то захрустело. Приглядевшись, Драко с ужасом понял, что они идут по разбросанным по всему проходу мелким костям.

— Черт, да что тут происходит?!

Люциус угрюмо посмотрел на Драко и отвернулся.

— Мы находимся в подземелье под Малфой-мэнором, которое построил твой дед. Никто, кроме меня и нескольких домовиков, не знал о его существовании.

— Но зачем в мэноре подземелье? — Драко был по-настоящему удивлен.

— У моего отца было две тайных страсти — хороший огневиски и маггла по имени Медоуз.

Драко остановился как вкопанный.

— Маггла?

— Да. Отец держал ее подальше от любопытных глаз, а спустя несколько лет эта женщина родила от него дочь.

— Малфой связался с грязной магглой? — Драко не мог поверить своим ушам.

— Эту тайну — пятно позора на нашем имени — никто не должен был узнать, — Люциус скривился.

— Так это она преследует нас?

— Нет. Медоуз умерла при родах. Отец обезумел от горя. Он приказал домовикам похоронить ее в этих подземельях, а когда умирал сам, взял с меня слово, что я не выгоню его дочь. Тогда я и узнал о ней. Она жила здесь, под землей, домовики кормили ее, по ночам выводили гулять в сад.

— С ней что, обращались как с животным? — Драко была ненавистна мысль, что его дед, гордый Абраксас Малфой, держал в любовницах магглу. Но то, что их дочь росла под землей, казалось абсолютной дикостью.

— Она, по сути, и есть животное. Не умеет ни разговаривать, ни даже ходить прямо. Нормальную еду практически не ест, предпочитает сырое мясо и, — Люциус повел рукой вокруг, — то, что сможет поймать в тоннелях.

Они продолжили идти. Впереди темнота немного рассеивалась, давая надежду вскоре выбраться наружу.

— Неделю назад домовики сообщили, что она пропала. А потом в доме стали происходить странности — вещи исчезали и появлялись в совершенно неожиданных местах, по ночам слышались непонятные стуки, а потом один за другим куда-то делись все домовики.

— Ты думаешь это она?

— Наверняка, — кивнул Люциус. — Я должен был ее найти и остановить. Если бы кто-то обнаружил ее и смог бы вытащить ее воспоминания, то нашу семью ждал бы настоящий ад. Вчера утром я ушел на ее поиски сам, а когда, так ничего и не найдя, вернулся, Нарциссы нигде не было.

— Что?! — вскрикнул Драко и, вцепившись в плечи отца, тряхнул его. — Она похитила маму?

— Да, — едва слышно ответил Люциус. — Потому я и послал тебе сообщение с просьбой привести авроров, а сам опять спустился сюда. Почти на весь тоннель наведены чары, чтобы она не могла выдать себя выбросом стихийной магии, и волшебство здесь не действует. Факел погас, в темноте я упал в какой-то вертикальный ход, а когда пришел в себя, палочку найти не смог и понял, что заблудился. Эта сучка за годы, проведенные здесь, времени зря не теряла — успела прорыть множество новых проходов. Некоторые — прямо под нашими комнатами; она не только подслушивала, но и подглядывала за нами. Видимо, через какие-то из них она проникала в дом, но где именно, я так и не смог найти.

Стало совсем светло и, пройдя с десяток футов, они вышли в залитую странным голубым светом пещеру.

— Кажется, мы под озером. — Люциус указал вверх на полупрозрачный мерцающий свод.

— Мама! — Драко увидел в дальнем конце пещеры знакомый силуэт и бросился к нему.

Душераздирающий крик отразился от каменных стен и пронесся по проходам подземелья. Люциус подбежал ближе и замер на месте, не в силах пошевелиться. Драко рыдал над истерзанным телом матери.

Если бы не обрывки платья и россыпь кажущихся в этом освещении серебристыми волос, Нарциссу было бы невозможно узнать. Пустые глазницы невидяще смотрели в потолок запекшейся кровью, сквозь проеденные щеки белела челюсть. Везде — на руках, ногах, шее — виднелись следы зубов и когтей. Из разорванного живота к одному из тоннелей тянулась кишка, рядом с телом, зияя опустошенными артериями, лежало вырванное сердце.

— Люциус-с-с, — шипение донеслось из прохода, откуда они только недавно вышли.

Драко подскочил и тут же скорчился от пронзившей поврежденную ногу боли, а Люциус, обернувшись, увидел, как к ним приближается нечто, напоминающее не то человека, не то животное.

Длинные светлые волосы, все в засохшей листве и крови, паутиной опутывали тощее тело женщины. Отвисшую грудь и плечи едва прикрывал обрывок какой-то ткани, босые ноги казались чудовищно грязными, а руки были покрыты струпьями.

— Люциус-с-с, — кривя рот с черными гнилыми зубами, снова прошипела она, — Люциус-с-с мой. Она, — вытянутая рука с длинным когтем указала на тело Нарциссы, — больше не с-с-стоять на пути.

Женщина рассмеялась громким безумным смехом и бросилась к застывшим Драко и Люциусу.

Драко почувствовал, как тонкие, но невероятно сильные пальцы сомкнулись у него на шее, как острые зубы впились в плечо, вырывая кусок мяса. Он закричал от боли и ужаса, и тяжесть чужого тела вдруг исчезла. Это Люциус обхватил женщину за талию и отшвырнул от сына. Она с грохотом рухнула на пол, ударилась о стену и, зашипев, бросилась в новую атаку.

— Щ-щ-щенок тоже умирать, Люциус-с-с мой!

Женщина увернулась от кулака и, прыгнув Люциусу на спину, намертво обхватила его шею. Когда он, не выдержав удушающего захвата, рухнул на землю, женщина схватила его за ноги и потащила к одному из тоннелей.

И тут грянул оглушающий выстрел.

Драко, не обращая внимания на кровоточащую рану и звон в ушах, поднялся и подбежал к отцу. Люциус лежал с закрытыми глазами, но дыхание его было ровным. У его ног распростерлось безжизненное тело женщины, под головы которой расползалось темно-бурое пятно.

— Черт, Малфой, во что ты опять вляпался?

Поттер с несколькими аврорами вышел из тоннеля, держа в одной руке компас, а в другой револьвер.

— Поверь, Поттер, ты не захочешь этого знать. — Драко устало сел рядом с отцом.

В воздухе что-то затрещало и стихло.

— Похоже, мои ребята снаружи смогли все-таки снять глушащие магию чары. — Гарри подошел к Драко и дотронулся до его плеча. — Нам пора выбираться, мистеру Малфою нужна помощь колдомедиков.

Драко кивнул, достал из кармана Люциуса свою палочку и подошел к телу матери.

— Возьмите его, а я… — Он смахнул навернувшиеся на глаза слезы и взмахнул палочкой.

Тело Нарциссы вспыхнуло голубым пламенем и исчезло, превратившись в горстку пепла. Драко трансфигурировал из камня красивый резной сосуд и собрал в него прах матери.

— Мне очень жаль, Малфой. — Гарри стоял рядом, авроры, левитируя Люциуса, уже направлялись к выходу.

— Да, мне тоже. Не думал, что когда-нибудь скажу это, но… спасибо, Поттер.

Драко развернулся и, не оглядываясь, на оставшееся в пещере тело, ушел.

Когда Люциус поправился и вернулся в мэнор, то велел завалить тоннели, навсегда погребая страшную тайну, стоившую Нарциссе жизни.

Тело сестры он не искал, не желая вспоминать о пережитом ужасе, уверенный в ее смерти.

Жизнь вернулась в привычное русло, насколько это было возможно без Нарциссы, и только среди новых домовиков мэнора ходили слухи о странных скрежетах и стонах, доносившихся глубоко из-под земли...

@темы: Фандомная Битва, мои фики